№ 3 (23)

Языкознание и литературоведение

pdf-версия статьи

УДК 811.113.5

Лаврентьева Анастасия Владимировна
Санкт-Петербургский государственный университет (Санкт-Петербург, Университетская наб., 11),
lav.nastya97@gmail.com

О работе над переводом детектива Томаса Марко Блатта «Озеро Варшёен» на русский язык

Научный руководитель:
Ливанова Александра Николаевна
Рецензент: А. А. Лебедев
Статья поступила: 09.08.2021;
Принята к публикации: 21.09.2021;
Аннотация. В данной статье рассматриваются особенности романа «Озеро Варшёен» (2016) с точки зрения когнитивного переводоведения. Характеризуются некоторые тенденции современного переводоведения и переводческие стратегии, адекватные целям и задачам художественного перевода, в частности произведений детективной направленности. Посредством описательного, сопоставительного и аналитического методов достигается цель исследования – осветить ключевые трудности, возникшие при переводе данного детективного романа с норвежского на русский.
Ключевые слова:
скандинавский детектив, когнитивное переводоведение, процессуальная транслатология, переводческая стратегия, топоним, урбаноним, транслитерация

Для цитирования: Лаврентьева А. В. О работе над переводом детектива Томаса Марко Блатта «Озеро Варшёен» на русский язык // StudArctic forum. № 3 (23), 2021. С. 74–77.

Во все времена перевод представлял собой важнейший вид деятельности в первую очередь по причине его очевидной связи с межъязыковой коммуникацией. Что касается теории перевода, довольно сложно сказать, насколько долго она разрабатывалась, однако сформировалась эта дисциплина относительно недавно. Понятийный аппарат теоретической транслатологии довольно обширен: так, существует несколько концепций одного из основных понятий – эквивалентности. Их перечень и характеристика представлены, например, в труде И. С. Алексеевой «Введение в переводоведение». Некоторые из них, как концепция эстетического соответствия, почти забыты; другие актуальны в наше время, но занимают определённую нишу. Ближе всего по специфике к материалу исследования две из них: концепция функциональной эквивалентности (А. Швейцер) и концепция полноценности перевода (А. В. Фёдоров, Я. И. Рецкер). По мнению Швейцера, при достижении переводческой эквивалентности следует ориентироваться на коммуникативную установку; Фёдоров и Рецкер принимают во внимание прежде всего использование для передачи содержания языковых средств, равноценных в языке исходного текста и языке перевода [Алексеева: 143-144].

Как отмечает Е. В. Чистова, в последние десятилетия возникла и получила развитие такая дисциплина, как когнитивное переводоведение, в которой выделяются два основных направления: транслатология текста и процессуальная транслатология. Если в транслатологии текста материал исследования ограничен «вербальным линейным текстом», то специалисты в области процессуальной транслатологии анализируют и многие другие тексты, принадлежащие переводчику – от сносок к конкретным текстам переводов до интервью и мемуаров переводчиков. Также на всех этапах анализируется механизм перевода [Чистова: 65-66].

Далее речь пойдёт скорее о транслатологии текста, однако прежде следует упомянуть широко используемые стратегии компрессии и декомпрессии смыслов, которые среди прочих переводческих стратегий исследует процессуальная транслатология. Этот вопрос осветили в своей статье Д. И. Иксанова и О. Н. Ковалёва, использовав в качестве материала текст и перевод детектива писателя Криса Юэна «Safe House» («Прибежище»). Под компрессией текста понимается его сжатие, а декомпрессия, напротив, представляет собой его расширение. Вывода о том, связаны ли выбранные переводчиком стратегии компрессии и декомпрессии с жанровыми особенностями текста, авторы не делают, концентрируясь только на особенностях языка исходного текста (английский) и перевода (русский) [Иксанова: 15-17].

В литературе имя Томаса Марко Блатта новое, почти неизвестное, что сделало задачу перевода его романа более ответственной. О писателе известно не так много: он родился в 1980 г. в Южной Корее и дебютировал как поэт в 2006 г. Вышедший в 2016 г. детектив «Озеро Варшёен» (норв. Varsjøen) – его первый роман для взрослой аудитории, но уже не первый прозаический опыт в целом. Действие происходит попеременно летом 1991 г. и в наши дни, а повествование ведется от лица Мортена Бодрума, который всю жизнь винит себя в гибели старшего брата на озере Варшёен. Загадочный звонок друга детства, который вновь затрагивает эту тему, заставляет его срочно собираться в дорогу.

В Норвегии роман получил в целом положительные отзывы от профессиональных литературных критиков и простых читателей. Рецензенты из изданий Adresseavisen, Dagbladet и Romerikes Blad оценили «Озеро Варшёен» на 5 из 6 баллов. Среди достоинств произведения отмечается простой и изящный язык, напряжение в сюжете и увлекательность повествования.

Перевод романа был выполнен автором статьи в период с июля по сентябрь 2019 г.

В первую очередь следует отметить очень богатый ономастикон романа: в тексте насчитывается 275 имён собственных, из которых 151 (55 %) относятся к топонимам и эргонимам (названиям предприятий). Особый интерес и с переводческой, и с исследовательской стороны представляют урбанонимы, в частности годонимы (названия улиц). Они подробно картографируют местность в тех районах Осло и населённых пунктах, где это имеет значение для повествования.

Роман «Озеро Варшёен» отличается тем, что большинство топонимов в его тексте не являются прецедентными для литературы, переводной с норвежского. Иначе говоря, о норвежских прецедентных топонимах в принципе говорить трудно: за вычетом названий губерний (фюльке) и крупных городов таковыми можно назвать только Gardermoen (Гардермуэн – местность, где располагается аэропорт Осло), урбанонимы Majorstua (Майорстюа) и Årvoll (Орволл; оба – микрорайоны в Осло), гидроним Glomma (Гломма – самая длинная река Норвегии) и инсулоним Utøya (Утёйя – остров в 35 км от Осло; в российских источниках встречаются написания Утёйа, Утойя, Утойа).

Одним из ключевых ойконимов романа является Сёрумсанд (Sørumsand) – поселок в 28 км от Осло. Блатт уже посвящал этой коммуне, в которой сам вырос, сборник стихотворений «1920 Сёрумсанд» (2012). Даже на примере двух годонимов, относящихся к этому населённому пункту, – Langryggen (Лангрюгген) и Bekkedroga (Беккедрога), видно, что в отдельных случаях необходимо было решать проблему не только их адекватной транслитерации, но и склоняемости или несклоняемости: «в конце Лангрюгген была развилка» (по аналогии с другими годонимами), но: «...на Беккедроге ещё никто не жил» (единственный склоняемый годоним в переводном тексте).

В целом при транслитерации онимов всех типов особое внимание необходимо было уделить фонографемам, которые не имеют точных эквивалентов в русском языке. Например, лабиализованный гласный [y] по правилам норвежско-русской практической транскрипции на письме передаётся буквой Ю, если стоит не в начале слова и не входит в состав дифтонга: антропоним Synne (Сюнне), топоним Lystadmoen (Люстадмуэн), эргоним Nyengen Bil («Нюэнген Биль»).

Далее следует сказать о передаче на русский язык топонимов с другими компонентами.

Финаль –øya маркирует инсулонимы: прецедентный Utøya и северонорвежские Kveøya, Hinnøya, Grytøya. В том, что Утёйя будет склоняемым именем собственным, сомнений при переводе не было, но в случае с другими образованными по той же модели названиями островов было принято решение добавить родовое слово «остров» перед полностью транслитерированным онимом. Финаль –øya (–ёйя) при переводе десемантизируется, поэтому следование стратегии декомпрессии можно считать оправданным.

Трудности могла вызвать и другая топонимическая финаль – -marka. Производящая лексема mark означает «поле» или «земля», но переводить топонимы с такой составной частью следует в зависимости от контекста: Og så var det Jessheimmarka og Gystadmarka, gammel skog... [Blatt: 92] – Были ещё старые леса Йессхейма и Гюстада... В данном случае исходный контекст содержал пояснение, что позволило и вовсе никак не передавать финаль –marka в русском переводе, то есть применить стратегию компрессии.

При работе над переводом «Озера Варшёен» проблема передачи имен собственных была основной, но не единственной. В отдельных фрагментах текста встречались термины разной тематики – хоккейные, футбольные, нефтепромышленные. Особенно трудным оказался процесс дефиниции и перевода словосочетания-англицизма top six minutes. Этот хоккейный термин распространён в англоязычных спортивных СМИ, но практически нигде не раскрывается его значение. В результате фрагмент …at Crosby ikke fortjente å spille top six minutes [Blatt: 98] в русском тексте был передан так: «...что Кросби не заслужил место в лучшей шестерке форвардов».

Также у отдельных слов отсутствовал эквивалент в языке перевода. Если отдельно взятое существительное vise в зависимости от контекста и переводческой задачи можно перевести как «песня», «баллада» или «виса», то к названию Nordnorsk viseforening нужен другой подход. Трудность вызвал именно компонент vise-, и после перебора возможных вариантов до литературной редактуры было решено остановиться на таком переводе: «северонорвежское вокальное объединение».

Можно сделать следующий вывод: упомянутые трудности в переводе романа были связаны прежде всего с особенностями перевода в паре «норвежский – русский» (в частности с транслитерацией имён собственных), а не с его жанровой принадлежностью. Что касается последнего, это может представлять интерес для когнитивного переводоведения как междисциплинарного научного направления, но до известной степени.


Список литературы

1. Алексеева И. С. Введение в переводоведение. СПб.: Филологический факультет СПбГУ; М.: Academia, 2004. – 352 с.

2. Иксанова Д. И., Ковалева О. Н. Компрессия и декомпрессия смыслов при переводе детектива Крис Юэн “Safe House” («Прибежище») с английского языка на русский // Челябинский гуманитарий. № 2 (47), 2019. – С. 14-19.

3. Чистова Е. В. Предметное поле отечественного когнитивного переводоведения: ключевые точки и векторы развития // Вестник Томского государственного педагогического университета. № 9 (206), 2019. – С. 64-71.

4. Blatt T. M. Varsjøen. Oslo, 2016. – 182 s.



Просмотров: 254; Скачиваний: 52;