Копалева Е. П. Право народов на самоопределение в XXI веке // StudArctic forum. Выпуск 3 (7), 2017, DOI: 10.15393/j102.art.2017.2241


Выпуск № 3 (7)

Юриспруденция

pdf-версия статьи

Право народов на самоопределение в XXI веке

Копалева Елизавета Петровна
ПетрГУ (Петрозаводск, Ломоносова, 65),
kopaleva.el@yandex.ru
Ключевые слова:
право народов на самоопределение
сепаратизм
экстремизм
международное право.
Аннотация: в данной статье рассматривается вопрос о соотношении таких принципов международного права как право народа на самоопределение и принцип единства и территориальной целостности государства путем анализа современных проблем, возникающих в международной праве.
Рецензент: Э. М. Азимов
Статья поступила: 15.12.2017; Принята к публикации: 19.12.2017;

Основной текст

Вопрос о соотношении таких принципов международного права как право народа на самоопределение и принцип единства и территориальной целостности государства, это не только теоретический вопрос юридической науки XXI века, но и вопрос государственной важности для большого количества современных государств. США столкнулась с такой проблемой из-за Калифорнии и Техаса, Китайская народная республика – из-за Тибета и Синьцзяна. Важно отметить ситуацию с Косово, являющуюся одним из прецедентных моментов.

В современных реалиях, параллельно с развитием таких явлений, как глобализация, рост демократических и либеральных ценностей, наиболее опасной проблемой стало массовое распространение экстремизма в мировом масштабе. Термин «экстремизм» (лат. extremus - крайность) обозначает приверженность к крайним взглядам и радикальным мерам. В законодательствах некоторых государств, в том числе Российской Федерации, данный термин появился в связи с ратификацией Шанхайской конвенции о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом. Данный акт определяет экстремизм как «какое-либо деяние, направленное на насильственный захват власти или насильственное удержание власти, а также на насильственное изменение конституционного строя государства, а равно насильственное посягательство на общественную безопасность, в том числе организация в вышеуказанных целях незаконных вооруженных формирований или участие в них». При чтении данной дефиниции относительно поставленного вопроса стоит обратить внимание на фразу «какое-либо деяние, направленное на насильственный захват власти или насильственное удержание власти, а также на насильственное изменение конституционного строя государства». Такая формулировка означает, что сепаратизм и сепаратистские действия также относятся к действиям экстремистским: радикально и незаконно.

Сепаратизм ведёт к нарушению международных принципов суверенитета, единства и территориальной целостности государства, нерушимости границ, и как показывает опыт, может являться источником острейших межгосударственных и межнациональных конфликтов. Только за январь-август 2017 года в Российской Федерации было зарегистрировано 1071 преступлений экстремистской направленности, что является достаточно высоким показателем и, пусть и незначительно, превышает количество такого рода преступлений за тот же период годичной давности (январь-август 2016 года). В Италии с 2006 по 2016 гг. сумма свершившихся, неудавшихся или сорванных терактов составила 1135, а во Франции – 1308. Сумма терактов за данный промежуток времени во всей Европе составляет 3232 преступления.

Наиболее ярким и актуальным примером сепаратистского движения на сегодняшний день является движение за независимость Каталонии. Впервые обозначившее себя в конце XIX в., его представители заявили об исторической и культурной обособленности каталонской нации. Каталонцы и по сей день добиваются полного суверенитета Каталонии и «Каталонских земель». Еще в 2009-2010 гг. был проведен неофициальный опрос-референдум о независимости Каталонии, на которых более 90% высказалось за независимость. Официальный референдум 2014 г. был заморожен парламентом и Конституционным судом Испании. В 2015 году каталонский парламент проголосовал за принятие резолюции об отделении от Испании – законодательно закрепленная процедура была соблюдена. Через месяц данная резолюция была признана Конституционным судом Испании неконституционной.

В 2017 г. каталонцы добились официального проведения референдума 1 октября с вынесенным на нем вопросом: «Хотите ли вы, чтобы Каталония была независимым государством в форме республики?». По данным каталонских властей, в референдуме приняли участие 42% жителей автономной области, из которых 90% проголосовали за отделение Каталонии от Испании. Но, несмотря на такие очевидные результаты, Конституционный суд Испании отменил заседание парламента Каталонии, на котором глава каталонского правительства должен был объяснить стратегию действий после референдума. Таким образом, в соответствии с принципами международного права, действия каталонцев являются сепаратистскими, то есть незаконными. И Конституционный суд Испании признает решения государственных органов Каталонии относительно отделения неконституционными ради блага всего государства и защиты права.

В связи с этим открытым остается вопрос о реализации принципа международного права, устанавливающего право народов на самоопределение. В соответствии с ним народ имеет право самостоятельно выбирать форму государственного существования, устанавливать политический статус, осуществлять культурное и экономическое развитие. Данный принцип закреплен Уставом ООН, Декларацией о предоставлении независимости колониальным странам и народам, Международным пактом о гражданских и политических правах. Однако интересен вопрос о том, какой критерий власти Испании использовали при выборе между двумя коллизионными принципами международного права именно принцип суверенитета, а не принцип права народов на самоопределение. Каталонцы подпадают под все признаки самобытного и самостоятельного народа, они вошли в состав испанского королевства не по собственному желанию, а оба вышеуказанных принципа являются равными по значению.

Однако в данной ситуации, как и во многих аналогичных, желание народов самоопределиться относится к сепаратизму и действия относительно этого желания являются противозаконными и подпадают под состав экстремизма, несмотря на то, что право на самоопределение закреплено актами международного права. Таким образом, каталонцы – это экстремисты: их желание стать независимыми равнозначно желанию произвести террористический акт в метро.

Итак, международное право на современном этапе его развития до сих пор не разрешило вопрос о соотношении таких принципов международного права как право народа на самоопределение и принцип единства и территориальной целостности государства. Однако на практике данный вопрос разрешается в абсолютном большинстве случаев предпочтением принципа территориального единства, из чего возникает масса вопросов о возможном влиянии соотношения сил и связи с политической конъюнктурой.


Список литературы

1. «Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом» (Заключена в г. Шанхае 15.06.2001) // «Собрание законодательства РФ». – 13.10.2003. – № 41.

2. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. – 3-е изд., стереотип. – Москва : РАН. – 1995. – С. 896.

3. Europe Terrorist Attacks 2016: Timeline Of Bombings And Terror Threats Before Brussels // IBT. URL: http://www.ibtimes.com (дата обращения: 02.10.2017).

4. Глава Каталонии заявил, что не нашли альтернативу референдуму // «РИА новости». URL: https://ria.ru/world/20170609/1496210704.html (дата обращения: 06.10.2017).

5. Карта показателей преступности в России // Портал правовой статистики. URL: http://crimestat.ru/offenses_map (дата обращения: 01.10.2017).

6. Лидер Каталонии: король Фелипе игнорирует мнение каталонцев // «ВВС» URL: http://www.bbc.com/russian/news-41507580 (дата обращения: 06.10.2017).




Просмотров: 430;

DOI: http://dx.doi.org/10.15393/j102.art.2017.2241