Копалева Е. П. Социальное неравенство как фактор роста преступлений экстремистской направленности среди современной молодежи // StudArctic forum. Выпуск 2 (6), 2017, DOI: 10.15393/j102.art.2017.1801


Выпуск № 2 (6)

Юриспруденция

pdf-версия статьи

Социальное неравенство как фактор роста преступлений экстремистской направленности среди современной молодежи

Копалева Елизавета Петровна
ПетрГУ (Петрозаводск, Ломоносова, 65),
eli452@yandex.ru
Ключевые слова:
экстремизм; причины экстремизма; социальное неравенство; преступность среди молодежи.
Аннотация: в данной статье представлен анализ такого фактора роста преступлений экстремистcкой направленности среди современной молодежи, как социальное неравенство, последствия которого возрастают в современных реалиях за счет сети Интернет.
Рецензент: Э. М. Азимов
Статья поступила: 27.10.2017; Принята к публикации: 28.10.2017;

Основной текст

В современных реалиях, даже с развитием таких явлений, как глобализация и рост демократических и либеральных ценностей, наиболее опасной проблемой стало массовое распространение экстремизма в мировом масштабе, особенно среди молодых людей.

Только за январь-август 2017 года в Российской Федерации было зарегистрировано 1071 преступлений экстремистской направленности, что является достаточно высоким показателем и, пусть и незначительно, но превышает количество такого рода преступлений за тот же период годичной давности (январь-август 2016 года). В Италии с 2006 по 2016 гг. сумма свершившихся, неудавшихся или сорванных терактов составила 1135, а во Франции – 1308. Сумма терактов за данный промежуток времени во всей Европе составляет 3232 преступления.

Термин «экстремизм» (лат. extremus - крайность) обозначает приверженность к крайним взглядам и радикальным мерам. В законодательствах некоторых государств, в том числе Российской Федерации, данный термин появился в связи с ратификацией Шанхайской конвенции о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом. Данный акт определяет экстремизм как «какое-либо деяние, направленное на насильственный захват власти или насильственное удержание власти, а также на насильственное изменение конституционного строя государства, а равно насильственное посягательство на общественную безопасность, в том числе организация в вышеуказанных целях незаконных вооруженных формирований или участие в них». В Российской Федерации также принят специальный Федеральный закон от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности».

В криминологии существует понятие «детерминант» – это комплекс социальных явлений, совокупность которых порождает преступность. Классификация детерминантов преступности производится, в том числе, по субординации: детерминанты для преступности в целом; детерминанты для вида преступности; детерминанты для конкретного преступления.

Одним из наиболее важных, актуальных и противоречивых в научной литературе на данных момент детерминантов экстремизма (детерминанта для вида преступности) считается ксенофобия. Мы попытаемся рассмотреть ее причины и актуализировать свои представления о данном феномене.

Ксенофобией считается: 1). Болезненный, навязчивый страх перед незнакомыми лицами. 2). Ненависть, нетерпимость к кому-либо или чему-либо чужому, незнакомому, непривычному. Чаще всего ксенофобия возникает из насилия, которое появляется вследствие переплетения биологической агрессивности человека и неблагоприятных социальных факторов. И так как причинами, имеющими биологическую основу (агрессивность), квалифицированно занимаются такие специалисты, как психологи и психиатры, мы можем рассмотреть такую составляющую насилия, как неблагоприятные социальные факторы и причины их возникновения.

Итак, к социальным факторам, воздействующим на состояние и динамику проявления насилия, обычно относятся факторы: экономические; демографические (пол, возраст, национальность и др.); культурологические (принадлежность к культуре, субкультуре, религиозной конфессии) и др.

Экономический фактор тесно связан с потребностями человека: биологическими, социальными, духовными, которые у всех людей являлись примерно равными во все времена. И главной проблемой данного аспекта является разный уровень возможностей удовлетворения таких потребностей. Мы не имеем в виду неравенство, зависящее от индивидуальных особенностей, таких как возраст или пол. Речь идет о неравенстве социально-экономическом (отличные доходы, разные должности и профессии). Особенно если данное распределение людей в социальной структуре общества зависит от объективных (независящих от самих людей) обстоятельств – социальное происхождение или принадлежность к определенной группе людей, но не от  субъективных критериев (личных способностей человека).

Разумеется, данный факт вызывает социальные конфликты, зависть, ненависть, что, в том числе, может переродиться в насилие. «Человек с пистолетом добывает личной доблестью то, в чем ему отказал сложный порядок стратифицированного общества».

И здесь важен не сам уровень удовлетворения потребностей (лицу, возможно, хватает средств на удовлетворение своих потребностей), а именно понимание различий в возможности их удовлетворения, что подтверждалось многочисленными исследованиями. Например, в результате исследования Б.В. Коробейников, Н.А. Селиванов и К.Ф.Скворцов доказали корреляцию преступности в связи с различием в уровне обеспеченности: в регионах, где материальная обеспеченность была низкая, но более равномерная, уровень преступности был ниже, чем в регионах с более высокой материальной обеспеченностью людей, но большей стратификацией.

И именно в связи с данными результатами можно сделать вывод, что на уровень насилия в большей степени влияют социальные факторы. Здесь речь идет не об удовлетворении первоочередных биологических потребностей, а потребностей более высокого ранга: в престиже, самоутверждении, статусе. И в данном случае самоутверждение является ключевым понятием, ибо насилие часто выступает именно средством для самоутверждения (Геростратов комплекс). Напомним, что Герострат – это вандал, сжегший чудо света Храм Артемиды Эфесской для того, чтобы прославиться.

Современный мир с распространением демократических принципов, либерализации законодательств, процесса глобализации, казалось бы, оставил давно позади классовую стратификацию. Раньше мы могли наблюдать примеры социальной стратификации в азиатских странах в виде исторически сложившихся каст (далиты в Индии, буракумины в Японии). Европа так же была насыщена примерами жесткого классового деления с различием в основаниях – в Европе граждане делились по классам на основе своих финансовых возможностей.

Сегодня граждане большинства государств имеют равные права, доступ к политической власти, обучению в университетах и построению личной карьерной лестницы. И, тем не менее, такое явление как глобализация, наоборот усилил социальное неравенство. Стратификация переросла из рамок национального, внутригосударственного масштаба, в масштабы межгосударственные. Сегодня существует группа государств, имеющих доступ к мировой экономике, движущая научно-технический прогресс. Но есть группа государств, не сумевших присоединиться к процессу глобализации, что на сегодняшний день равносильно их краху. Данные тенденции замечает и Н. Моисеев, отмечая наступление экономического кризиса и пророча жестокую борьбу за ресурсы. Именно в связи с этим сегодня существуют коэффициенты, измеряющие экономические показатели социально-экономического неравенства государств – от децильного (фондового) коэффициента до индекса Джини.

Стратификация и вышла на новый, межгосударственный уровень, достаточно давно. Но теперь, с развитием глобализации и сети Интернет, граждане различных государств (особенно молодежь, так как именно она является активной составляющей пользователей данной сети) могут видеть разницу в самих возможностях удовлетворения потребностей между людьми со всего мира, что еще более опасно, чем жесткая, даже законодательно оформленная, внутригосударственная стратификация.

Таким образом, одной из важнейших причин развития ксенофобии, и насилия, в том числе являющихся детерминантами совершения преступлений экстремистской направленности, является социальная стратификация. И данный фактор в современных реалиях, с развитием глобализации и распространением сети Интернет, все более перерастает из масштабов внутринациональных на масштабы межгосударственные.

Мы считаем необходимым обращение внимания на данную проблему мировым сообществом, ибо данный факт с его развитием может привести в дальнейшем к еще более негативным результатам.


Список литературы

1. «Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом» (Заключена в г. Шанхае 15.06.2001) // Собрание законодательства РФ. – 13.10.2003. – № 41.

2. Федеральный закон от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности»// «Российская газета». – 30.07.2002. – № 138-139.

3. Белл Д. Преступление как американский образ жизни // Социология преступности. – Москва. – 1996. – с. 576.

4. Купер Р. Россия, Запад и глобальная цивилизация // Россия и Запад в новом тысячелетии: Между глобализацией и внутренней политикой. – Москва. – 2003. – 261 с.

5. Моисеев Н.Н. Расставание с простотой. – Москва : Аграф. – 1998. – 470 с.

6. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. – 3-е изд., стереотип. – Москва : РАН. – 1995. – 928 с.

7. Экстремизм и его причины : монография / Ю.М. Антонян [и др.]. – Москва : Логос. – 2013. – 312 с.

8. Коробейников Б.В., Селиванов Н.А., Скворцов К.Ф. Изучение факторов, влияющих на изменение уровня и структуры преступности // Советское государство и право. – 1982. – №1. – С. 71-78.

9. Карта показателей преступности в России // Портал правовой статистики. URL: http://crimestat.ru/offenses_map (дата обращения: 01.10.2017).

10. Europe Terrorist Attacks 2016: Timeline Of Bombings And Terror Threats Before Brussels // IBT. URL: http://www.ibtimes.com (дата обращения: 02.10.2017).



Просмотров: 632; Скачиваний: 231;

DOI: http://dx.doi.org/10.15393/j102.art.2017.1801